Памятные даты

Пятилетие Ливенской епархии

DSCN1082 DSCN1010Мероприятия, посвященные пятилетию образования Ливенской епархии, прошли в нашем городе торжественно. Среди почетных гостей были первый заместитель губернатора и председателя правительства Орловской области – руководитель администрации губернатора и правительства Орловской области Вадим Соколов, митрополит Орловский и Болховский Тихон, митрополит Антоний и др.

В канун праздника

DSC_0042Глава Ливенского района Юрий Ревин поздравил участника Великой Отечественной войны, Почетного гражданина Ливенского района Григория Никитовича Внукова с 76-й годовщиной освобождения г. Орла и Орловской области от немецко-фашистских захватчиков.

IMG_5941 IMG_5870 IMG_5907 IMG_5932В Липовецкой средней школе им. М.Н. Павлова заложен дендрарий. Событие приурочено к 100-летию Героя Советского Союза, чье имя увековечено в названии учебного заведения.

Светлой памяти павших

На торжественное мероприятие в сквере воинов-интернационалистов, посвященное  30-й годовщине вывода советских войск из Афганистана, собрались представители администраций, депутатского корпуса города и района, представители общественных организаций, политических партий, предприятий и организаций города, учащиеся образовательных учреждений, ветераны боевых действий…

С Днем памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества,  присутствовавших поздравил глава города Сергей Трубицин :

– С 1979 по 1989 годы более 15 тысяч советских солдат погибли и пропали без вести. Афганская война прошла траурной лентой и по ливенским семьям. Сегодня мы чтим память  всех, кто, прошел дорогами войны, кто причастен к героическим и трагическим событиям. Мы отдаем дань глубокого уважения воинам-афганцам, которые противостояли силам международного терроризма. Они в мирное для своей страны время  взяли в руки оружие, отдавали свои жизни, здоровье, следуя присяге и солдатскому долгу. Те, кто воевал, кто потерял на этой войне  близких, мужей, детей, будут помнить об этом всегда. Мы все не вправе забывать об этом!

Ливенцы – ветераны боевых действий первыми в регионе объединились в общественную организацию и инициировали установку первого на Орловщине памятника воинам-интернационалистам. На протяжении многих лет члены клуба воинов-интернационалистов под руководством Сергея Шеламова поддерживают своих товарищей и их семьи, активно участвуют в общественной жизни города,  патриотическом воспитании подрастающего поколения. Имена ливенцев, погибших в Афганистане, увековечены на мемориальных досках, установленных на стенах образовательных учреждений, где учились военнослужащие. Имена Александра Губанова, Олега Филиппова, Геннадия Дорофеева, Олега Шебанова живут в названиях городских улиц.

Признательность за проявленные мужество и патриотизм, за активную гражданскую позицию,  общественную работу ветеранам боевых действий выразил глава Ливенского района Юрий Ревин. По особому пронзительно звучали слова участников Афганской войны  Серегея Шеламова, начальника отделения призыва и подготовки граждан к призыву и военной службы отдела военного комиссариата Орловской области по городу Ливны и Ливенскому району Леонида Леденева.

От имени родителей, чьи сыновья сложили головы, выступила Надежда Купавых. «Каждая из  матерей хотела бы видеть своего сына здесь, среди нас. Чтобы они прожили долгую счастливую жизнь. Но  так сложилась судьба… Вы все для меня – сыновья, будьте счастливы!».

Светлую память ливенцев, погибших в Афганистане,  других военных конфликтах за пределами Отечества, участники мероприятия почтили минутой молчания. Иерей Свято-Сергиевского кафедрального собора отец Иоанн, предваряя  поминовение убиенных воинов, подчеркнул ценность человеческой жизни, особенно той, что в короткий отрезок принесла пользу людям и обществу.

К подножию памятника воинам-интернационалистам возложены цветы.

Светлана КНЯЗЕВА

К 30-летию вывода советских войск из Афганистана

Герою каждого материала предлагалось поучаствовать в мини-опросе, не раздумывая ответить всего на один вопрос: «Самое яркое событие, впечатление, приходящее на ум, когда вы сегодня вспоминаете Афганистан». Их ответы стали эпиграфами материалов.

Больше двух лет в Афгане

Рядовой Николай Коротких:

– Больше всего запомнилась красота гор. Они великолепны в любое время года. Но когда в один момент сопки покрываются ковром из тюльпанов, дух захватывает.

Уроженца д. Грязцы призвали в ряды Вооруженных сил осенью 1984 г. Новый 1985 год Николай встречал уже в Кушке, оттуда его направили в Термез. Интересен факт, что поначалу среди сослуживцев Николая Коротких было очень много ливенских ребят. Даже в отдельном батальоне материального обеспечения, в составе которого водителем-связистом служил Коротких в Афганистане, одновременно с ним проходили службу Александр Астахов и Андрей Иванилов из совхоза им. А. С. Георгиевского, Валерий Алехин из Пушкарского микрорайона, Сергей Говоров из Сергиевки, Александр Лаушкин из Беломестного, Виктор Чвилев из Круглого.

Полтора года Николай служил в местечке Душак, потом на точках ближе к перевалу Саланг. 8 февраля 1985 г. он прибыл к месту службы. Поначалу было относительно спокойно, а как закончился у мусульман рамадан, так о покое пришлось забыть. Чем досаждали моджахеды, Коротких не распространяется, больше говорит о природе и погоде:

– В местности, где я служил, зима начиналась в октябре, снег лежал до мая следующего года, потом сходил лавинами, а в ущельях не таял вплоть до августа. Помню, в мае 1985 г. сход лавины на несколько суток задержал возвращение на родину дембелей, – вспоминает Николай Иванович. – А днем порой от жары не знали, как спасаться.

Широкая улыбка на лице на фото той поры наглядно демонстрирует его веселый нрав. К общительному с чувством юмора парню тянулись сослуживцы. Он и сам не поддавался унынию, и других всячески стремился подбодрить.

– Ничего героического я не совершал, в составе колонны водил «КамАЗы» с боеприпасами или с топливом, – скромно замечает Коротких.

И так два с лишним года, домой вернулся лишь 25 февраля 1987 г.

– Попасть бы сейчас в места службы – и в Душак, и на точки. Я бы с интересом вернулся туда на экскурсию, чтобы посмотреть, как там сейчас, – неожиданно делится собеседник.

Пусть непростой была его юность в сапогах, но она заставила его рано повзрослеть, научиться отвечать за свои поступки, брать ответственность за других. Эти качества помогают ему на протяжении всей жизни.

Выводил войска из Афганистана

Рядовой Юрий Нестеров:

– Больше всего запомнилось, как нас транспортным самолетом ночью доставили на аэродром в Кундуз недалеко от границы с Советским Союзом.

Позади осталась учебка в Кушке, Термез. В учебной части пришлось не сладко, новобранцев гоняли по заветам Суворова «тяжело в ученье – легко в бою». Суровые будни Афганистана показали, что строгость и даже жесткость, с которой приходилось сталкиваться в учебной части, во многом были оправданы.

– Я и был-то там всего несколько месяцев, – скромно замечает Нестеров. Он попал в Афганистан весной 1988 г., когда оттуда уже планировалось выводить советские войска. Собственно, основной задачей части, в которой он служил, и было сопровождение вывода войск. Так она помогала выводу Файзабатского полка летом 1988 г.  Вывод шел организованно, с хорошим сопровождением, на сопках были выставлены посты охранения.

– Открытых столкновений с неприятелем нашей части удалось избежать, однажды только наблюдал, как в пропасть упал «КамАЗ». В основном я подвозил керосин на взлетную полосу, – делится Нестеров, – но посылали нас и для обеспечения боевых операций. То, что советские войска выводились, не означало, что в Афганистане все было мирно и спокойно.

Недолго служил там Юрий, но всех тягот успел хлебнуть сполна. И жару в тени до 48 градусов,  и знойный ветер, и спать приходилось по очереди по паре часов. И по двести километров за двенадцать часов преодолевать.

Ходили слухи, что часть Нестерова должна покинуть афганскую территорию в феврале 1989 г., но уже в августе неожиданно пришел приказ о выводе. Организованной колонной вся техника и личный состав добрались до границы. Там сдали технику, переоделись в новую форму, пересели на БТРы. За мостом в Термезе воинов-интернационалистов ждала торжественная встреча. Звучали приветственные речи от советского командования и главы афганской провинции, граничащей с СССР. Выступали самодеятельные артисты, щелкали затворы фотокамер, телевизионщики снимали на кинокамеры радостные лица военнослужащих.

Затем солдат и офицеров направили к местам дальнейшего прохождения службы уже на родной земле.

– Привыкать служить в мирных условиях было непросто, – не скрывает Нестеров, – очень многие вещи даже после нескольких месяцев в условиях войны воспринимались сложно. И после недолгого молчания добавляет, – а Кундуз уже после нашего ухода оттуда разгромили.

Демобилизовавшись, Юрий часто встречался с ливенскими парнями, прошедшими испытание Афганистаном. Как-то в разговоре пришлось к слову упоминание местности, связанной с каким-то примечательным случаем. Его собеседник уточнил детали, а потом воскликнул: «Так это же место гибели Гены Кольцова!»

– Знать бы это тогда, я бы получше запомнил это место, и сейчас мог бы более детально рассказать, где погиб мой земляк, – задумчиво произносит Юрий Николаевич.

Нестеров связал свою жизнь с правоохранительными органами. Дослужился до звания подполковника внутренней службы. Лишь недавно закончил профессиональную карьеру в должности руководителя ливенского филиала уголовно-исполнительной инспекции.

Не роковые совпадения

Рядовой Деревягин:

– После зелени средне-русской полосы очень непросто было привыкнуть к афганской природе. Кругом горы, песок, пыль. После полудня подует ветер-афганец и до трех часов дня не прекращается. Едешь на автомобиле, а песок по лобовому стеклу стекает как потоки воды в ливень.

Юрий Деревягин призывался в армию весной 1984 г. На свой день рождения 18 августа он был уже в Шинданте на территории Афганской республики.

– В одном батальоне со мной служила половина одногруппников, с которыми я учился в училище №8 и в школе ДОСААФ. Конечно, мы задавались вопросом, почему так много ливенских ребят направляют в Афганистан.  В начале службы мне довелось возить ротного. Он и дал простой ответ на вопрос: «Ливенская школа ДОСААФ готовит водителей на дизельные «КамАЗы», которые в большом количестве поступают в Афганистан». На самом деле школа ДОСААФ работала тогда в несколько смен, готовила водителей и «КамАЗов», и «Уралов», и другой техники.

Дивизия, в которой служил Юрий Анатольевич, находилась в Шинданте. Но в расположении части водитель находился, наверное, меньше времени, чем в дороге. В основном он крутил баранку наливняка, как по-простому называли они «КамАЗы» с цистернами для топлива. Порой по трое суток доводилось добираться в одну сторону, даже если и расстояние не очень большое: в вечернее время передвигаться было запрещено, вместо дорог местами лишь направления, да и мало ли какие неожиданности случались на дороге в условиях войны.

– Самый дальний угол, куда возил топливо, «Ложкаревка» в 40 километрах от Пакистана на юге Афганистана. Там встретил Дорохова Виктора. По роду службы довелось мне колесить по всему Афганистану, встречал немало земляков.

Не миновала Деревягина участь пребывания в армейском госпитале. Простая операция по удалению аппендицита обернулась месяцем  на больничной койке. В условиях тамошнего климата никак не заживал шов. Но в письмах домой не обмолвился об этом ни словом. И вот в одном из ответов из дома читает: «Сынок, что-то твои письма больницей пахнут?». Это надо же, мама через бумагу учуяла неладное. А тут и земляк-сослуживец  в письме своим родным обмолвился, что Юрка в госпитале. Пришлось и ему самому успокоить маму, написать, от чего лечится.  Юрий и в госпитале времени даром не терял, по мере сил выполнял обязанности санитара. Да так добросовестно, что получил предложение от госпитального начальства сменить баранку автомобиля на медицинский халат. Но Деревягин вернулся в свою часть к сослуживцам.

– Мы там месяцы рейсами считали: сделали три рейса, месяц прошел, – рассказывает Юрий Анатольевич. – Всякое пришлось повидать и пережить. И боевые выезды случались. Посылали и в самую горячую точку в Кандагар. И в простой командировке опасности поджидали на каждом шагу. Духи из виноградников обстреливали наши колонны. Передвигались мы в сопровождении бронетехники, но и получали наставления, на каком расстоянии друг от друга ехать, как ставить машины. Однажды на наших глазах заживо в «КамАЗе» сгорел сослуживец.

– Как то вызвал меня офицер, – вспоминает Юрий Анатольевич, – письмо протянул и жестами показал, что не надо надевать то, что в письме.

Оказалось, мама прислала нательный крестик, чтоб хранил сыночка.  Не знала она, что письма проверялись, и крестик могли попросту выбросить из конверта. Но в добрых руках оказалось ее письмо к сыну. Крестик, пусть и не на груди, хранил Юрия на войне. И бывает же такое совпадение: домой он вернулся 18 августа 1986 г – в свой день рождения. То-то было радости и для него самого, и для всех его близких.

Он был в числе первых

Рядовой Юрий Дорофеев:

– Когда мы пересекли Амударью и вступили на территорию Афганистана, афганцы встречали нас как освободителей. Они выстроились по обеим сторонам колонны, что-то радостно восклицали в наш адрес. Приветственно размахивали руками, даже цветы бросали. Это наводило на мысль, насколько нам рады здесь, что служба пройдет хорошо.

Юрий Дорофеев родом из Студеного, призывался в армию Должанским военкоматом 1 ноября 1979 г. Изначально новобранца направили в Воронеж в войска спецсвязи в учебную часть. Но сержантские погоны Юрий так и не получил. Месяца через три он согласился на предложение послужить за пределами Воронежа. «Может, за границу направят», – мелькнула мысль. Но поезд следовал в прямо противоположном от западной границы направлении. Мичуринск, Алма-Ата, Мары. В этом туркменском городе стало понятно, что часть готовят в Афганистан.

– Здесь столько пришлось наслушаться о зверствах моджахедов в Афганистане, что, когда нас потом встретили ликующие толпы афганцев, это стало приятным шоком. На том эйфория и закончилась.

11 апреля 1980 г. часть, обеспечивавшая спецсвязь, прибыла в Кабул, расположившись в горах недалеко от дворца Амина.

– В долине надо было рыть окопы, а там сплошные камни. Спали по два часа. Днем основную службу несли, а ночью по очереди в охранении стояли. Теракты происходили в основном ночью. Бывали случаи, когда духи целые роты вырезали. Начеку надо было быть каждую минуту, а то в непроглядной ночи трассирующие пули над головой начнут свистеть. Кто стреляет? Куда? Непонятно. Климат невыносимый – жара до 60 градусов в тени, а зимой очень холодно. Жили мы в палатках человек по двадцать. Отапливались буржуйками, уголь для них из Термеза привозили. Привозной была и вода, воду из арыков пить запрещали. Но все равно пили – колючки в нее набросаешь, вскипятишь. Свирепствовали желтуха и дизентерия.

Служили в основном на точках, обеспечивая спецвсязь. Очень много страшного вокруг происходило. Признаться, поначалу мы и не надеялись домой живыми вернуться. Но прошел год службы в Афганистане, пошел другой. В нашей части обходилось без жертв. И как же больно и обидно было потерять друзей за 100 дней до приказа. 11 сентября 1981 г. машину с сослуживцами обстрелял снайпер, лишь два человека смогли выжить, несколько погибли. Двое из них, сибиряк сержант Сергей Кобликов и ефрейтор Михаил Лобков, награждены посмертно орденами Красной Звезды.

Память о них Юрий Михайлович хранит до сих пор. Во время службы он вел дневник, нет-нет да и перелистывает его страницы сейчас. Демобилизовавшись в конце 1981 г., Юрий Дорофеев даже поговорить не мог ни с кем о пережитом. Некоторые попросту не верили, что в мирное время наши ребята участвовали в настоящей войне.

Отслужив в армии, Юрий Михайлович приехал в Ливны. Вся его трудовая биография связана с мирной созидательной профессией. Получив специальное образование, сначала он работал на строительных площадках, и вот уже тридцать лет готовит строителей в качестве мастера производственного обучения в строительном техникуме. Не забывает и о военно-патриотическом воспитании студентов.

Спецназовец Дорохов

Сержант Виктор Дорохов:

– За три дня три дня я мог видеть три времени года, пока добирался от места расположения своей части в пустыне на границе Афганистана и Пакистана до границы с СССР. У нас была жара 60 градусов, а на севере в горах снег лежал.

После окончания школы Виктор Дорохов успел поработать трактористом в Барково, выучиться на водителя в ДОСААФ. Не мудрено, что весной 1984 г., когда его призвали в ряды Советской Армии, парень попал служить в Кантемировскую дивизию. Там в это время формировался батальон специального назначения. Его путь в Афганистан занял почти год и пролегал через Рязань, Ташкент, Мары.

– Навсегда запомнил дату прибытия в Афган – 21 марта 1985 г., там отмечался Новый год, по их календарю 1364-й. С этого начался отсчет 16 месяцев моей службы на афганской земле, – рассказывает Виктор Владимирович.

Заместитель командира взвода, сержант-водитель машины «Урал», оснащенной зенитным орудием, Виктор Дорохов всегда следовал впереди колонны, так как именно в его машине находился командир роты. Предназначение спецназа – находиться там, где труднее всего.

Не раз доводилось приходить на помощь боевым ротам, попавшим в засаду, прикрывать передвижение воинских подразделений, участвовать в важных армейских операциях. Дважды батальон подвергался серьезному обстрелу противника. Бывало, машины взрывались. А однажды отправившаяся на спецзадание группа попала в засаду. Погибли все 16 человек, два из которых были дембели, сами вызвавшиеся пойти на операцию, один из них при жизни был награжден орденом Красной Звезды.

Одной из задач батальона была борьба с наркотрафиком. Обезвреживали караваны машин с наркотиками, и жгли их в пустыне. Как-то захватили караван с жидким маком. Его можно было использовать в качестве сырья для изготовления лекарств. Тяжелые мешки грузили на вертолеты и отправляли в Советский Союз. На вертолетах доставляли и почту.

– Наш батальон располагался в безлюдном месте Лашкаргах посередине пустыни – мы его называли Ложкаревкой.  По прибытии пришлось полностью, вплоть до строительства казарм, все самим обустраивать. За глиняным кирпичом ездили в соседнюю провинцию Гельмент, там была тюрьма, в которой заключенные душманы изготавливали кирпичи. Эти поездки были едва ли не единственными моментами общения с местным населением. Ведь в ближайшей округе от расположения батальона можно было разглядеть в бинокль разве что крепость времен Александра Македонского, находившуюся под охраной ЮНЕСКО.

Подъем в 4.30, жара невыносимая, из растительности верблюжья колючка да по лавровому дереву перед казармой. Эти деревья солдаты каждое утро поливали, вода как в решето уходила в песок. В батальоне была своя скважина с водой, все остальное – привозное. Кормили хорошо. Фрукты и овощи были круглый год, запомнились длинные до полутора метров арбузы. Особенно вкусной казалась верховская сгущенка, своя родная, как бы связь с малой родиной. Впрочем, с земляками Виктору доводилось нередко встречаться. Так, однажды Юрий Деревягин привозил топливо и даже искупался в местной бане. А с одноклассником Виктором Сосновским Дорохов служил в одном батальоне.

Весна наступала в пустыне уже в феврале, в один день еще вчера казавшаяся безжизненной земля покрывалась невероятной красоты маками и тюльпанами, а еще через несколько дней разноцветные цветочные ковры превращались в неприглядную засушенную картину. Змеи, дикобразы, привязанный на веревку варан у казармы, бродящие вдалеке дикие верблюды, парящие в небе грифы – и это часть афганских воспоминаний Дорохова.

Демобилизовавшись, Виктор Дорохов много лет трудился водителем автобуса в автоколонне №1545, там возглавлял комсомольскую организацию. Служил в пожарной части, потом в охране. Всю жизнь Дорохов занимается общественной, военно-патриотической работой. Активно участвует в поисковой деятельности, в последнее время в поисковом отряде «Подвиг».

Участник исторического события

Прапорщик Леонид Леденев:

– Неизгладимое впечатление оставила природа Афганистана. Горы, долины – это великолепное зрелище. И как контраст – жуткая бедность, безграмотность местного населения.

К моменту, когда служба забросила Леонида Леденева в Афганистан, за его плечами была срочная служба в автобате в ГДР, работа на заводе пластмасс, служба в военкомате в отделении призыва. У него была семья, сыну порядка десяти лет, дочери почти пять. 7 июня 1987 г. на самолете он приземлился на аэродроме в Кабуле, а через несколько дней оказался в части в Шинданте. Здесь несколько месяцев служил старшим техником роты автомобильного батальона материального обеспечения. «КамАЗами» возили все: от боеприпасов, топлива, продовольствия до дров для афганцев. Все это доставлялось из Союза в Тургунди, местечко в нескольких километрах от границы, куда была проложена железнодорожная ветка от Кушки. А уже от Тургунди грузы проделывали путь в 250 км до Шинданта.

– В моей роте подрывов на минах не было, а в соседних случались не раз. И мальчишки местные, которым накануне давали какое-то угощение, магнитные мины подкладывали, и фугасы на дороге встречались.

В его батальоне служили Юрий Калинин и Виктор Теряев, призывом которых занимался в Ливнах. Уже в Шинданте познакомился с Юрием Воротынцевым после гибели Геннадия Дорофеева, с которым они жили в одной казарме. Нередко земляки обращались к Леониду Леденеву с различными вопросами. Чем мог, помогал.

Накануне Нового 1988 года Леденева перевели в штаб. У него был опыт службы в военкомате, поэтому ему поручили обеспечить документальную подготовку к выводу части из Афганистана, а конкретно – передачи военного городка афганской стороне.

– Сколько гор документов придется перелопатить за предстоящий год, я и представить не мог, – рассказывает Леденев, – по каждому пункту надо было договариваться с афганцами. Документы составлялись в семи экземплярах на двух языках. Сколько мороки было найти грамотных переводчиков с русского на дари.

4 февраля 1989 г. вся дивизия собралась на построение и своим ходом техника и личный состав направились в сторону советской границы. Гражданский персонал и дембелей отправляли самолетами. Через несколько дней Леонид Леденев и его сослуживцы стали участниками исторического события – 15 февраля 1989 года весь личный состав 5-й армии покинул территорию Афганистана.

А Леонид Леденев вернулся к привычной службе, которой с небольшими перерывами занимается и по сей день, обеспечивая российскую армию призывниками.

 

Память бессмертна

7 февраля в день освобождения Ливенского  района от немецко-фашистских захватчиков в МБОУ «Барановская СОШ» была торжественно открыта памятная доска Героя Советского Союза Ивана Ефимовича Войнова.

Решение об увековечении памяти нашего земляка принято на заседании Ливенского районного Совета народных депутатов 30 января нынешнего года. Памятная доска подготовлена  Российским военно-историческим  обществом в рамках реализации  проекта по увековечению памяти Героев Советского Союза, получивших звание за подвиги, совершенные в период Великой Отечественной войны, и полных кавалеров ордена Славы.

В торжественном   мероприятии приняли  участие и. о. главы администрации Ливенского района Анатолий Шолохов, председатель районного совета народных депутатов Марина Савенкова и другие почетные гости. Школьники рассказали присутствовавшим эпизоды из биографии Героя. В память советских солдат, не доживших до наших дней, была объявлена минута молчания.

В этот день памятные мероприятия состоялись во всех сельских поселениях района, возложены цветы ко всем братским захоронениям. В школах проведены торжественные  линейки и уроки мужества.

Ирина ПЧЕЛЬНИКОВА,

главный специалист управления образования администрации Ливенского района

 

Иван Ефимович Войнов родился в с. Бараново в 1921 г. В 1942 г. призван Никольским РВК в ряды Красной армии. Воевал на Брянском, Юго-Западном, 3-м Украинском фронтах.  В сентябре 1943 г. Войнов отличился в одном из боев при форсировании Днепра. Во время боя выбыл командир отделения, и наш земляк, приняв на себя командование, повел отделение на штурм вражеских траншей. Он вынудил фашистов отступить с занимаемых рубежей и обеспечил успешное форсирование Днепра другими подразделениями. Погиб Войнов 19 января 1944 г. Похоронен на украинской земле у пос. Софиевка. Награжден медалью «За отвагу», орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Ленина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 г. И. Е. Войнову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Афганский альбом

В конце 1970-х годов ХХ века в Афганистане обострился внутренний конфликт. На основании заключенного 5 декабря 1978 г. Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и Демократической Республикой Афганистан и более десятка обращений афганского руководства с просьбой об оказании военной помощи в декабре 1979 г. высшее советское руководство приняло решение о вводе советских войск в Афганистан.

Ввод войск начался 25 декабря 1979 г. Изначально предполагалось, что советские войска расположатся гарнизонами и возьмут под охрану важнейшие объекты на территории соседней республики – участие в боевых действиях не планировалось. На деле с первых дней присутствия ограниченному контингенту советских войск в Афганистане пришлось участвовать в боевых действиях.

С середины 80-х годов политическое руководство СССР взяло курс на отказ от применения силы в решении международных конфликтов. В 1988 г. Советский Союз взял на себя обязательство в девятимесячный срок, начиная с 15 мая того же года, полностью вывести войска с территории Афганистана. Уже к 15 августа половина советских войск организованно покинули соседнюю страну. Последние воинские подразделения пересекли границу 15 февраля 1989 г.

Участие СССР во внутреннем вооруженном конфликте в Афганистане – это самое длительное и крупномасштабное применение советских войск за пределами страны в мирное время. Военную службу там прошли почти 620 тысяч человек, из них 546 тысяч – непосредственные участники боевых действий. Свыше 200 тысяч военнослужащих и гражданских лиц награждены орденами и медалями за военные и другие заслуги. В том числе около 11 тысяч человек посмертно. 86 человек удостоены звания Герой Советского Союза (28 из них посмертно). Потери составили 13 833 человека убитыми и 49 985 ранеными.

Фактически с первых до последних дней присутствия советских войск в Афганистане ливенские парни были в их составе. Всего за девять лет 325 ливенцев были призваны на службу в ДРА. 14 из них сложили свои головы, выполняя воинский и интернациональный долг. Треть от общего числа ливенских воинов-интернационалистов не дожили до сегодня, а ведь самым старшим порядка шестидесяти лет… Война не проходит бесследно ни для физического, ни для психического состояния человека. Некоторые участники тех событий и сейчас неохотно вспоминают о них, а если и говорят, то далеко не обо всем, что подчас доводилось пережить.